ЖИЗНЕННЫЕ СЦЕНАРИИ И СЧАСТЬЕ

Опыт детства живёт в нас, взрослых. Это опыт естественного и компенсаторного развития. Это опыт радости и свободы (счастливый сценарий жизни и развития в детстве) и опыт страдания, унижения и страхов (несчастный, — компенсаторный сценарий). Первый вид опыта сопровождается радостными фантазиями и играми, второй – формированием жёстких рамок и стереотипов. Первый вид детского опыта вытекает из самой природы человека как существа изначально творческого. Второй вид опыт связан с социальным образом жизни и является своеобразной «платой за социализацию».

Опыт детства существует не только в воспоминаниях. Во взрослом состоянии каждый из нас стремится воспроизвести в разных вариантах и в разных ситуациях опыт радости и свободы детства. И при этом никто сознательно не желает оказываться в обстоятельствах, при которых возникают негативные эмоции, опыт переживания которых также закладывается в детстве. Иначе говоря, каждый взрослый в своей взрослой жизни воспроизводит в основном те состояния и те эмоции, которые были для него характерными в раннем детстве. Внутри себя мы радуемся или огорчаемся точно так же, как и тогда, в то далёкое для нас детское время. Меняется только внешняя форма: наши эмоции теперь не такие непосредственные и чаще всего не такие интенсивные как в детстве. Мы, как взрослые люди, научились прятать наши эмоции. А некоторые из нас даже обрели навыки управления своими эмоциями. Тем не менее, в большинстве случаев даже «невооружённым взглядом» легко узнаётся настроение и эмоциональное переживание другого человека – нашего собеседника или партнёра.

Как это ни странно прозвучит, но люди невольно воспроизводят не только детские эмоции, но и обстоятельства их возникновения. Для появления негативных переживаний нужно оказаться там (реально или, что значительно чаще, мысленно), где страшно и там, где могут наказать или поругать. Это, к примеру, ситуации, связанные с выполнением обязательств и ответственностью. Люди чувствуют себя плохо (тревожно и виновато, — как маленькие «нашкодившие» дети), когда они нарушают обязательства перед другими людьми (или перед самим собой). Будучи взрослыми, для возникновения негативных эмоций и состояний нужно вспомнить и повторить (теперь уже в вариантах взрослой жизни) несчастливый, то есть компенсаторный сценарий развития. Примеров воспроизводства взрослым человеком детских негативных сценариев множество.

Создаётся впечатление, что то, что заложено в детстве, имеет свой собственный автозапуск, — то есть стремится проявиться, восстановиться или трансформироваться у взрослого человека. Как будто бы всё то, что значимо и драматично произошло в детстве, пустило там корни и прорастает, — растёт и расцветает позже. Нравится нам это или нет, хотим мы этого или нет. Именно в силу этого свойства прорастать и встраиваться во взрослую жизнь своими гранями, детство имеет широчайшую представленность в пространстве взрослой жизни. И именно поэтому оно имеет над взрослым безусловную власть. Однако не безграничную…

Вызывает серьёзное уважение сознательное стремление некоторых личностей изменить свою личную историю. То есть изменить детский сценарий развития, будучи уже взрослыми людьми. Для этого нужно принять, полюбить и поддержать самого себя в детстве, восполнив тем самым дефицит детского опыта радости и свободы. Это, конечно, весьма непростая задача и, прежде всего потому, что для её решения взрослому нужно обладать необходимыми качествами – быть щедрым и уметь давать, уметь принимать, понимать и прощать, быть готовым оказать защиту и поддержку другим людям. Ведь оказавшись в дефиците радости и свободы в детстве, большинство уже так и не позволяют себе этого, не позволяют себе быть счастливыми. Будучи лишёнными любви, заботы и необходимой поддержки в детстве, многие не связывают  собственное счастье с любовью к другим. Нельзя любить других, если не любишь себя.

Это звучит парадоксально: чтобы переписать жизненный сценарий по счастливому варианту, нужно сознательно восполнить дефицит детской радости и свободы. В этом утверждении содержится не только «железная логика». Говоря о необходимости восполнения детского дефицита радости и свободы, я тем самым утверждаю реалистичность и выполнимость такой задачи. Опыт радости и свободы, любви и принятия может самым неожиданным образом обнаруживаться уже во взрослом возрасте. Потому что это естественно – быть счастливым. И фрагменты такого опыта совершенно спонтанно появляются даже у самого несчастного индивида. Но человек не рассматривает это как заслуженное, естественное счастье, – это случайно, как подарки судьбы. К примеру, совершенно естественно для матери испытывать сильные позитивные чувства к своему ребёнку: нежность, благодарность, любовь. При этом она продолжает чувствовать себя неуютно и неуверенно, так как это и есть автоматически воспроизводящиеся чувства из её прошлого.

Для того чтобы переписать жизненный сценарий по счастливому варианту, важно «случайное счастье» (то есть никак не заслуженное, а «подарочное» и тем самым к себе самому неприменимое) использовать как основу или фундамент соответствующей работы.

Суть работы сводится к тому, что человек обнаруживает в «случайном счастье» далеко не случайные, а строго закономерные причины. И тогда становится понятным, что случайного счастья не бывает, и что это естественно, и что это его счастье случается даже против собственной воли. И когда это становится понятным, тогда перепись сценария есть уже дело техники.

Recent Posts

Leave a Comment