ВНУТРЕННИЙ ДИАЛОГ КАК ТИП МЫШЛЕНИЯ

В прошлом номере газеты я обозначил роль нашего внутреннего мыслительного диалога с самим собой как главную в установлении конструктивных отношений с нашим собственным бессознательным. Милтон Эриксон определял Бессознательное как «кладовую с ресурсами». Каждый человек безусловно талантлив, и вопрос только в том, как получить доступ к ресурсам — основам наших способностей и талантов. Наши возможности напрямую зависят от того, как мы общаемся сами с собой. Те мысли и идеи, которые содержатся в нашем внутреннем диалоге, как раз и определяют содержание и уровень нашего восприятия, — то есть качество нашей жизни в целом.

Внутренний диалог является своеобразной динамической формой жизни наших мыслей и идей.Причём важно не только то, о чём мы думаем, когда воспринимаем и оцениваем те или иные аспекты наших жизненных ситуаций, но и как именно мы думаем об этих аспектах. Принципиально важна так называемая «дипломатия аутокоммуникации» или то, насколько мы честны и демократичны в отношениях с самим собой.

Наш внутренний диалог отражает особенности нашего отношения к себе. Главной особенностью нашего само-отношения является принятие себя и согласие с собой — внутренняя согласованность, то есть уже упоминаемая в прошлом номере газеты личностная конгруэнтность. Я рассматриваювнутренний диалог как механизм самоорганизации. То, что и как мы думаем о самом себе, какие идеи самого себя и идеи связанные с самим собой реализуются во внутреннем диалоге непосредственно указывают на силу и характер самого себя. Другими словами, мы есть то, как и что мы про себя думаем. Сила моего «Я» в определённом смысле есть сила моих идей и мыслей о самом себе.

Внутренний диалог имеет колоссальную силу. Будучи механизмом самоорганизации, он фактически предопределяет специфику нашего восприятия разных ситуаций, особенности принятия необходимых решений, характер наших состояний и поведения в этих ситуациях. Фактически именно характерный для каждого из нас тип внутреннего диалога задаёт соответствующий режим отношений человека с миром и качество его жизни.

В связи с этим возникает вопрос о том, что же в природе внутреннего диалога есть такого, что даёт ему такую колоссальную власть над человеком и над обстоятельствами его жизни? Эти возможности нашего внутреннего диалога, на мой взгляд, определяются следующими его характеристиками:

  • Внутренний диалог — это самостоятельная «операционная система» (по И. Павлову — «вторая сигнальная система»), подчиняющаяся собственным законам функционирования (логика и механизмы идеодинамики). Качество этой системы зависит от образования и прежде всего от воспитания человека, от психологической компетентности, — и в целом определяется его жизненным опытом. Здесь прослеживается тесная корреляция качества внутреннего диалога и личной силы человека. Именно во внутреннем диалоге в разнообразных тестовых ситуациях человек актуализирует основные ресурсы личной силы (ресурс принятия, ресурс оптимизма, ресурс юмора, ресурс эмоционального выбора, ресурс генеративности и т.п.).
  • Во внутреннем диалоге как и во внешней речи человека используются слова и предложения. Слова представляют собой особый тип символов, обозначающих содержание, маркирующих предмет диалога. В этом смысле внутренний диалог является разновидностью мышления. Так и говорят: внутренний мыслительный диалог. Только основная функция такого мышления состоит в адекватной самоорганизации человека в разнообразных тестовых для него ситуациях. Предметом внутреннего диалога как типа мышления является трудность или психологическая проблема, а результатом — нахождение адекватного решения и обретение личностной конгруэнтности. Можно говорить овнутреннем диалоге как о мыслительной основе житейского интеллекта
  • Внутренний диалог характеризуют очень высокие скорости мышления (за счёт свёрнутых мыслительных действий), выше, чем возможность сознательного контроля. Скорость внутренней речи на порядок выше внешней, звучащей. Поэтому структуру и содержание внутреннего диалога скорее можно вычислить, чем отрефлексировать непосредственно.
  • Очень важно и то, что внутренний диалог как тип мышления носит в основном автоматический и даже «механический» характер, если можно так выразиться. «Автоматизм и механика мыслительных стратегий» внутреннего диалога определяется приобретённой в ходе жизни так называемой «операциональной базой» — то есть системой персональных убеждений человека. Персональные убеждения каждого из нас составляют «операциональную базу внутреннего диалога» как разновидности мышления и так называемого «житейского интеллекта». Наши убеждения формируют структуру нашего внутреннего диалога — его систему ориентиров и смыслов, а также внутреннюю логику понимания, поиска решения и поведения человека в любой тестовой ситуации.
  • Принципиальным для понимания силы внутреннего диалога является механизм идеодинамики.Механизм идеодинамики обнаруживает себя в нашей способности рефлекторно реагировать на смыслы слов и предложений, — на идеи, актуализированные во внутреннем диалоге. Идеи эти, как я писал ранее, появляются в результате восприятия и оценивания любых тестовых ситуаций, а также соответствующего прогноза развития и завершения ситуации. «Идея» — здесь в буквальном смысле «образ». Под «образом» я имею в виду соответствующий словесному выражению зрительный аналог. Идеи (мысли, понятия, умозаключения, выводы) на аналоговом уровне существуют преимущественно в форме значимых визуальных образов.

Люди реагируют на образы, которые сами же и создают в своём внутреннем диалоге. Результатом мыслительного внутреннего диалога является смысл. Люди во всём ищут и находят смысл. Как только смысл определён, внутренний диалог как мыслительный процесс выполнил свою роль. И неважно, насколько точно и адекватно этот смысл найден. Смысл обретает свои черты в визуальном аналоге — значимом зрительном образе, на который невозможно не реагировать. Например, аналоговые образы таких убеждений как «сколько бы я не работал, всё равно не смогу стать богатым» (убеждение обречённых) , или «нет в жизни счастья» (кредо пессимиста), «всё хорошее обязательно когда нибудь да закончится» (для тех, кто не ценит достигнутое) имеют негативную идеодинамику (то есть неизбежно вызывают негативные эмоции и лишают человека личной силы. А соответствующие им противоположные идеи имеют позитивную идеодинамику — актуализируют ресурсы человека, способные воодушевить и создать прецедент готовности конструктивно действовать в тестовых ситуациях.

Именно смысл, закодированный в аналоговых образах, предопределяет знак, характер и особенности идеодинамики и, стало быть, его умонастроение и конструктивность поведения в тестовых ситуациях. О том, как осуществляется кодирование смысла в образах, и как управлять внутренним диалогом как мыслительным процессом посредством режима утвердительности и содержательности — в следующих статьях «ЗЛ».

Recent Posts

Leave a Comment