УСПЕХ И СЧАСТЬЕ

Настоящее время характеризуется принципиальным смещением акцентов с общественного на индивидуальное. И это касается не только постсоветского ценностного пространства. Это касается всего постиндустриального общества в целом. Социальный карьерно-должностной успех является персональной ценностью и рассматривается субъектом как личное достижение. То есть чем серьёзнее статус социального положения, тем значительнее реализованный и воплощённый в нём личностный потенциал.

На первый взгляд в такой персональной позиции карьериста нет никакого противоречия. Но только на первый взгляд. На самом же деле очень часто, если практически не во всех случаях именно специфические карьерные свойства человека как субъекта социальной, но персонально ориентированной деятельности как раз и создают необходимые психологические условия для социального успеха. В этом как раз и кроется суть эволюционного тупика, которую я стремлюсь раскрыть в данной статье.

Ранее, в эпоху социального доминирования и социального определения человека это явление как карьерный социальный успех в какой-то мере могли характеризовать человека как личность. В ту недалёкую ещё эпоху коллективизма, коммунистических идеалов и соответствующего лицемерия, когда «всё вокруг колхозное, всё вокруг моё» значение индивидуальности человека всячески затушёвывалось. У человека практически не было другого выбора кроме как «выбиться в люди» и сделать социальную карьеру.

Характерно, что в настоящее время социальное положение, рассматриваемое субъектом как личный успех, не только не выражает личностное богатство и содержательность человека, но как раз наоборот – свидетельствует о деградации его как личности. В процессе социальной карьерной деятельности происходит «отфильтровывание» и упрочивание качеств субъекта, в известно степени противоположных аутентичным формам индивидуальности. Для карьерно-социального успеха обузой становится чувствительность и способность человека к эмпатии, готовность прийти на помощь и бескорыстность, альтруизм, способность радоваться другим людям и жизни в целом. Эти и многие другие так называемые гуманистические качества на самом деле есть подлинные, аутентичные основания человека как личности.

Получается, что социальный успех, задействуя и консерватизируя в человеке персонально жёсткие и антигуманные по сути качества его как субъекта собственного карьерного роста, формирует вместо богатства индивидуальности банально примитивного индивидуалиста. И неважно, какую при этом мифологию исповедует индивидуалист и какую систему деклараций-рационализаций он использует. Я утверждаю, что практически во всех случаях для индивидуалиста это будет именно эгоцентрически и даже эгоистически опоэтизированная система персональной мифологии….

Однако, обременённый социальным успехом политик, чиновник или бизнесмен, даже в минуты относительного довольства собой интуитивно чувствует «неладное». Сказывается на интуитивном само восприятии изматывающий перманентный стресс борьбы за «место под солнцем», грехи лицемерного отношения к сотоварищам, гордыня всезнания, избранности (таланты, «голубая кровь», паранойя величия и т.п.). Горечь ложного Пути и нереализованности своей Миссии временами, а с возрастом всё чаще печально заставляет о себе знать.

Я вспоминаю откровения одного из известных чиновников от науки, доктора медицины, профессора, заведующей кафедрой. Эта уже далеко не молодая женщина поделилась своими с её слов очень сильными переживаниями. Она, будучи председателем ГЭК, оказалась в сельской местности и после экзаменов одна пошла в поле наблюдать закат солнца. Этот опыт поразил её: она почувствовала, что вся её жизнь «прошла мимо неё», что все высокоценимые ею же ситуации социального успеха не стоят ни минуты бытия наедине с великолепием красоты, подаренной ей (её) природой.

Диалектика успеха и счастья поистине драматична. Как утверждал великий Карл Юнг, пока человек молод, он должен многое успеть. А затем, во второй – естественной (!) стадии своей жизни, будучи обеспеченным материально и юридически защищённым, он должен посвятить внимание и время самому себе. «Какой эгоизм!» скажет кто-то. Эта самая диалектика как раз и состоит в том, чтобы от эгоизма избавиться. В естественной стадии развития личности, согласно Юнгу, человек должен совладать с властью и волей архетипов – тех самых сильных образов-переживаний, которые спонтанно, ломая психологические защиты, приходят в сознание и делают бессмысленной и беспомощной позицию субъекта социальной карьеры.

Говоря другим языком, человек в естественной стадии развития личности должен реально возлюбить жизнь. То есть стать по-настоящему счастливым. И если повезёт – без драматической борьбы с собственными Демонами (архетипами). В этом смысле меня не перестаёт удивлять и восхищать простая формулировка главной заповеди, которую предложил И. Христос более 2 тысяч лет назад. Я иногда спрашиваю человека, который заявляет, что он искренний христианин, какова же главная христианская заповедь? И очень редко находятся те, кто про неё ведает. А звучит она так: «Возлюби Творца своего всем сердцем и разумом, и ближнего своего как себя самого!»

При таком подходе становится понятным смысл социального успеха. Каждый человек должен реализоваться в социальном успехе для того, чтобы создать условия для персонального счастья. Нельзя быть счастливым, будучи неразвитым в основных способностях и гуманистических ценностях. Попросту невозможно возлюбить жизнь, Творца в самом себе без опыта познания своих сильных и, главное, слабых сторон. Так называемые слабые стороны – есть те качества индивидуальности, которые «не вписываются» в общую динамику развития карьерно-социального успеха. И поэтому, прежде всего они есть «маркеры» аутентичных, естественных форм. Это своеобразные знаковые системы, посредством которых наше бессознательное даёт информацию о подлинности выбранного нами Пути.

Непонимание и игнорирование собственных слабых сторон и аутентичных архетипов-переживаний как знаковых систем собственного бессознательного – прямая дорога к несчастью. Так и происходит с людьми, уверовавшими в собственную исключительность в своём успешном социально-карьерном росте. Для таких людей культурная стадия развития (К. Юнг) не заканчивается никогда. Она – перманентна…. Хотя человек и получил образование, «построил дом, вырастил детей, посадил дерево», он продолжает хотеть большего от общества. В этом своём желании зиждется та самая «лукавая надежда» на Доброго Дядю, на Всевластие и Вседозволенность, на Неуязвимость и Бессмертие.

Эти опоры иллюзорны, так как эти состояния и свойства находятся совсем в другом месте и совсем в другом качестве – в аутентичных формах бытия. К ним нужно ещё прийти. И их нужно просто открыть для себя. Это как «квантовый скачок». Этот путь обретения аутентичности и, стало быть, счастья, красочно метафорически описан в знаменитом произведении Пауло Коэльо «Алхимик». Герой произведения осуществляет длинный, полный драматизма путь к драгоценностям, чтобы, в конце концов, получить известие, что эти драгоценности зарыты у него дома под деревом.

Кому то везёт. Думаю, что именно с первой, культурной стадией социализации, чтобы во второй обрести любовь, свободу, мудрость и счастье. «Везёт» – так скажем, пока эти закономерности не стали достоянием каждого просвещённого человека. Хочу заявить, что везёт только тем, кто получил образование в соответствии со своими установками и способностями. Сейчас, увы, это бывает всё реже и реже. Автору этих строк посчастливилось сделать этот выбор самостоятельно. Далее, везёт, кому пришлось нелегко в детстве, — и в силу этого сформировался стойкий комплекс мотивации достижения успеха. Ещё везёт тем, кому кто-то или что-то сильно помогло – счастливое стечение обстоятельств. Кроме этого, везёт тем, кто так и не принял всерьёз эту игру в социализацию, в социальные принципы поощрения лидеров, кто не попался на удочку «огня, воды и медных труб» — счастливо избежал соблазнов «кататься как сыр в масле» и «почивать на лаврах собственного успеха».

Предполагаю, что есть нечто, что постоянно на первой «социализационной» стадии присутствовало как безусловный фактор несерьёзности, но не безответственности, игры, а не выигрыша, позволения, а не вседозволенности, увлечённости, но не фанатизма, лени и безделья наслаждения, но не пассивности и скуки. Этот таинственный фактор есть постоянное, но неявное присутствие каких-то сил, сопряжённых с природой аутентичности и счастья. Счастье – есть высшая духовная категория, модус зрелой личности. Суть зрелой личности заключается в постоянной перенастройке восприятия и действий субъекта в соответствии с требованиями актуальной жизненной ситуации с целью обретения благодати и радости Бытия.

Как только эти известные с незапамятным времён закономерности станут культурной традицией воспитания и самоорганизации, момент счастливого везения сильно уменьшится, а счастья как реальной системы ценностных и действенных ориентиров для каждого – существенно увеличится.

Recent Posts
Comments
  • Lavigne
    Ответить

    A few years ago I’d have to pay someone for this inonmratifo.

Leave a Comment