УМОНАСТРОЕНИЕ ОТ УМОЗАКЛЮЧЕНИЯ

Продолжая разговор о природе и функциях внутреннего диалога, начатого в №№ 48 и 49 «ЗЛ», следует отметить одну очень важную его особенность: внутренний диалог формирует так называемое умонастроение. Умонастроение — состояние готовности думать, оценивать, осмысливать и переживать определённым образом каждую конкретную ситуацию. Выражается умонастроение в готовности определённым образом использовать имеющиеся у человека ресурсы для преодоления возникающих в тестовых ситуациях трудностей. Примером умонастроения может быть состояние оптимизма или пессимизма, равнодушия или заинтересованности, принятия или недоверия, активности или пассивности и т.п. Если у нас оптимистическое умонастроение к каким бы то ни было трудностям, то мы остаёмся уверенными в собственных силах, воображение рисует нам счастливое разрешение этих трудностей, у нас конструктивные идеи о способах достижение наилучших результатов, — мы продолжаем проживать тестовые ситуации их состояния личной силы. В случае же пессимистического умонастроения всё как раз наоборот: пессимистические идеи лишают нас перспектив и сил. Это же самое справедливо для любых альтернатив, характеризующих то или иное умонастроение.

Умонастроение — это оценочно-эмоциональное состояние человека, отражающее смысл той или иной ситуации. И именно внутренний диалог как специфический тип мышления, «вырабатывающий определённые идеи», несёт прямую ответственность за наше умонастроение. Здесь такая цепочка прослеживается: «возникающая трудность» — «оценочный внутренний диалог» — «смысл» — «умонастроение». Умонастроение же, в свою очередь, предопределяет характер восприятия ситуации и мы входим в так называемый «замкнутый круг». Разорвать этот замкнутых круг возможно только через внесение корректив в наш собственный внутренний диалог. Это и есть процесс управления собственным мышлением — мышление о мышлении.

Для управления своим внутренним диалогом важно осознать, какова природа идей, которые в этом диалоге «прокручиваются». Именно эти идеи — определённые выводы, чрезвычайно важные для человека и поэтому эмоционально для него значимые — мы актуализируем во внутреннем диалоге, встречаясь с трудностями. И именно эти идеи-выводы — убеждения о причинах, характере происходящего, о последствиях, о возможностях, о собственной самоценности и др. — составляют смысловую сторону, дают нам смысл и определённое видение ситуации. Эти идеи-выводы являются результатами умозаключений. Собственно говоря, внутренний диалог как раз и представляет собой непрерывный процесс рассуждения, сравнения и оценивания — то есть систему умозаключений.

Умозаключения внутреннего диалога предназначены для ответа на соответствующие ключевые вопросы с целью получить по этим вопросам определённость (сориентироваться в трудных для себя ситуациях, обрести смысл) и для принятия необходимых в этих ситуациях решений. При этом достоверность этих умозаключений принципиально не имеет значения, поскольку главная их задача — создать субъективное состояние определённости, понимания и осмысленности ситуации. Например, внутренний диалог как процесс умозаключений запускается необходимостью обеспечить безопасность («В опасности ли я?», «Безопасна ли эта ситуация?»), быть уверенным в собственных силах («Справлюсь ли я с этой ситуацией?»), потребностью быть принятым («Достаточно ли хорошо ко мне относятся?», «Примут ли меня в этой компании?») или же потребностью в комфорте («Будет ли мне приятно, комфортно?», «Получу ли я удовольствие от этого мероприятия?») и т.д.

Важно иметь в виду. что сами ключевые вопросы во внутреннем диалоге существуют в форме интенций — в виде побудительных импульсов, запускающих поиск соответствующих ответов. Эти вопросы существуют как внутренние запросы — задания для мышления. Вербальный аспект ключевых вопросов может и вовсе отсутствовать (примерно так, как это наблюдается у животных в так называемом интеллектуальном поведении), а может в силу многократности повторения в опыте и редуцироваться до простейших форм (междометия, восклицания и пр).

Субъективность внутреннего диалога проявляется в его «эмоциональной окрашенности», — пристрастности и тенденциозности. «То о чём мы думаем, предопределяет то, как мы думаем!».Такой процесс построения умозаключений управляется так называемой «эмоциональной логикой». К примеру: «Если я чувствую обиду, значит есть обидчик», «Для того, чтобы восстановить справедливость, нужно наказать обидчика». Или «Если я чувствую себя плохо, то есть кто-то (что-то) в этом виновный», стало быть «чтобы почувствовать себя хорошо, нужно устранить эту (внешнюю) причину». Сюда же: «Если я ревную, то для этого всегда есть основания», а также «Если кто-то в чём-то мне отказывает, значит я недостаточно хорош». Таких примеров не счесть.

Внутренняя противоречивость эмоциональной логики, как правило, не осознаётся человеком. Это приводит не просто к низкому качеству умозаключений по поводу возникающих у него трудностей. Это приводит к тому, что человек пасует перед трудностями, не справляется с тестовыми ситуациями, теряет личную силу и становится заложником таких ситуаций. Трагическая нечувствительность индивида к внутренним противоречиям процесса умозаключений является главной причинойзависимости взрослого человека от эмоциональной логики внутреннего диалога. Именно эмоциональный характер внутреннего диалога создаёт в конечном итоге соответствующее умонастроение.

Для того, чтобы справиться с трудностями, возникновение которых характеризует некий жизненный вызов, принять этот вызов и с достоинством пройти «тест», необходимо сознательно создать себе соответствующее умонастроение. Для создания умонастроения, построенного на личной силе, необходимо научиться управлять собственным внутренним диалогом. Внутренний диалог как специфический тип мышления должен приобрести параметры, исключающие эмоциональную логику. То есть наш внутренний диалог должен «повзрослеть». Как этого достичь — продолжение в следующих номерах «ЗЛ».

Recent Posts

Leave a Comment