ЦЕНИТЬ И БЫТЬ

Как то рядом с домом, где я живу, достаточно долго висел и успел примелькаться рекламный щит с призывом «цени достигнутое!». Какая-то фирма что-то там рекламировала… Не помню ни фирму, ни рекламируемый ею товар, но сам этот призыв оказался для меня знаковым: время от времени я вспоминаю его, а тема эта неизменно продолжает меня волновать. Иногда я даже об этом вскользь упоминаю на своих семинарах как пример удачной краткой и ёмкой формулы выражения некой сути.

В чём же всё-таки суть этой формулы? Действительно, что мы ценим в нашей жизни? Почему нечто становится для нас ценным? Что есть наши достижения? Как то, что мы реально ценим, влияет на качество жизни? Вопросы далеко не риторические, и ответы на них не являются банальными и простыми. Однако, крайне важно для каждого на эти вопросы иметь удовлетворительные ответы.

Поговорка «что имеем – не храним, потерявши – плачем» выражает суть проблемы ценного в нашей жизни. Проблема: что-то есть важное, ценное, которое по разным причинам, а в целом от скудости нашего разума мы не ценим. Ценное не ценим – это парадокс. Этот парадокс кажется очевидным и не представляется странным и нелепым. Тем не менее, это как раз и удивительно: как можно не ценить то, что ценно?!

Никак. Люди ценят только то, что действительно для них ценно. Я прихожу к выводу, что этот парадокс является таковым только на поверхности, только на первый взгляд имеет место такое положение дел. А на самом же деле никакого парадокса здесь нет, хотя о нём много говорят исследователи разных направлений (психологи, философы, педагоги, психиатры…)! Человек, однако, во всех случаях без исключения руководствуется реальными для него ценностями. И в этом заключается суть: если что-то для нас реально ценно, мы обязательно этому следуем (то есть «ценим»)!

Ценности жизни, которыми реально руководствуется человек, могут составлять суть и смысл некоторых форм опыта, которые им самим же и не принимаются. Скажем, зависть или ревность или же трусость как личностные свойства не кажутся ценными и как ценности не воспринимаются. Человек ищет «чистые» формы ценностей (типа любовь или свобода или же благородство….) в себе и в других и именно они составляют группу критериев для того, что стоит, а что не стоит ценить в жизни. И тогда мы имеет дело с декларацией ценностей – представлениями о том, что важно. Действия же, направленные на утверждение и реализацию декларируемых ценностей и искренне принимаемых личностью за истинные, не имеют подлинных ценностей. И даже могут быть в корне противоположными. И в этом состоит реальная трагедия большинства людей – потеря аутентичности.

Моя более чем 25-летняя психотерапевтическая практика изобилует примерами такого рода. Люди в стремлении показать себя значимыми унижают других, прежде всего, детей и подчинённых; чтобы обрести стабильность женятся и выходят замуж за нелюбимого человека; стремясь утвердить себя и стать известными, изменяют своим убеждениям и близким людям, разрушают семьи; становятся заложниками своего социального успеха, должности или бизнеса, так и не обретя искомое на этом пути удовольствие и радость жизни….

Реальные ценности, которыми руководствуются люди, «прячутся» в вышеуказанные неприглядные и непрестижные формы опыта. И поэтому «благими намерениями устлана дорога в ад». Ради этих скрытых и не рефлексируемых смыслов, выражающих ценное, человек готов совершать деяния с тяжелейшими для него и окружающих последствиями. Так совершаются преступления и развязываются войны – ради светлых целей. Так в большинстве своем строится реальная внутренняя и внешняя политика – стоит только вспомнить ситуацию в многострадальных Сирии, Ливии, Ираке, в Египте…. Или же небезызвестные «крестовые походы», средневековая инквизиция, ритуальные жертвоприношения и «изгнание бесов». Очень показательными являются и современные психиатрические методы, используемые для лечения душевно больных: реальное фармакологическое насилие над личностью больного, приводящее к социальной изоляции и субъектной инвалидности.

Очень давно — ещё в самом начале моей психотерапевтической практики мне открылась простая истина: если, несмотря на «позитивно-декларативные заявления» о том, что субъект руководствуется высокими целями и ценностями, действия его носят нецелесообразный, неадекватный характер и приносят вред, то и цели, ценности и смыслы его действий совсем не те, которые он декларирует. Скажем, если человек ведёт себя жёстко и безапелляционно с окружающими, непосредственные его цели – не «успеть вовремя», не «пунктуальность» и «создание хорошего впечатления,» а именно «подавление свободной энергии», «подчинение людей и обстоятельств своей воле». Конечно же ради ценности личного спокойствия и душевного равновесия! Если крупный чиновник декларирует гуманизм и счастье как духовный принцип, но не поздравляет своих заместителей и подчинённых с днём рождения и другими значимыми для них событиями (систематически – не «считает нужным»!), то непосредственные и прямые цели его – циничное самоупоение собственной исключительностью. Ради ценностей самодостаточности и самоактуализированности! Так поступали с холопами во времена крепостного права и с рабами.

За каждой такой непосредственной и явно читаемой между строк целью стоит та самая нереализованная и перманентно нереализуемая ценность как недоступная вершина. И как бы в отместку за эту недоступность и нереализованность субъект бессознательно осуществляет указанную фантастическую игру с самим собой. Чудовищный самообман неактуализированности и нереализованности личности в целом, невзирая даже на крупный социальный успех, есть следствие неконгруэнтности ценности и действий, их реализующих.

Потеря аутентичности – самое страшное, что может произойти с карьеристом, хамом, лицемером, трудоголиком, перфекционистом…. Как говорил Н. Островский, «жить нужно так, чтобы не было потом мучительно больно за бесцельно прожитые годы». Я бы к этому ещё добавил «бесценно» прожитые годы». Получается, что руководствуясь непосредственными, но неявными целями, несчастный субъект как Эдип-горемыка постоянно тщится реализовать в негодных действиях ценность собственного Эго.

Такие цели как власть, известность, богатство, мобильность, комфорт, превосходство и т.п. продиктованы дефицитом реализованности Эго-ценностей – самодостаточности, стабильности, уверенности в себе, безопасности. Эти Эго-ценности в силу указанного дефицита доминируют в системе направленности человека. Человек фактически становится заложником собственных Эго-ценностей и соответствующих Эго-центрированных целей, что приводит к катастрофическим последствиям для его личностного развития. Человек ценит реально только эти ценности. Но никто об этом, конечно, не скажет.

Люди не ведают, что творят. В большинстве случаев принцип «не хлебом единым» именно в силу этого «не ведания» оказывается пустым звуком. Общество потребления, цель которого – ожирение и передозировка от потребляемых благ — радуется таким с позволения сказать «личностям», у которых только те разговоры о том, что, где и когда и за сколько (достал, купил, продал, своровал…). «Накорми, а потом требуй добродетели» — иносказание, которое под принципом «накорми» — означает «научи ценить!». Ценить – исповедовать на практике – добродетель может только тот, кто добродетелен. Для кого гуманистические ценности не сводятся к подаче милостыни «нищему», а есть принципы организации его мышления, восприятия и поведения направленного на раскрытие потенциала другого – всякого, с кем в коммуникации, с кем встречаешься и с кем делишь этот мир, час и мгновение. Так ценить и принимать всё, что окружает тебя и приходит к тебе есть способ актуализировать истинно ценное в себе – Творчество, Свободу, Любовь и Счастье. Искренние, аутентичные действия смирения, благодарности и понимания есть позиция зрелой личности, единственно возможная для Счастливого Человека.

Recent Posts

Leave a Comment