НУЖНО ЛИ УЧИТЬСЯ РАДОВАТЬСЯ?

Вопрос может показаться весьма странным. Для оптимиста – это естественно, радоваться жизни в каждый подходящий момент, а для пессимиста – это вопрос смысла – «а зачем?». Действительно, зачем? Способность радоваться – врождённое свойство человека. Детям свойственно радоваться жизни, для них это так же естественно, как и дышать. Играть, веселиться, забавляться, смеяться характерно для беззаботного детства. Особенно дошкольного. Мир, который открывается и познаётся (моделируется) в детской радости, прекрасен. Можно смело утверждать, что способность взрослого человека к творческому открытию нового базируется на опыте детской радости и свободы.

Для ребёнка дошкольного возраста естественным образом его жизни является игра. Играть во что-то или играть роль кого-то — это для ребёнка непреодолимый и самый главный мотив. Удивительно то, как дети находят повод для радости и игры. Создаётся впечатление, что дети могут играть с чем угодно, как угодно и сколь угодно долго. Играя, дети проживают полноценную (радостную и свободную) жизнь. Играя, ребёнок моделирует взрослых. Здесь легко увидеть такую простую связь: полнота и разнообразие игр в детстве для взрослого выражается в его творческой дееспособности. Взрослый человек продолжает играть. Только теперь – это уже азарт, смелость и ответственность взрослых решений и действий.

Способность радоваться жизни, персональная свобода, игра и творчество – характеристики единого целостного образования – аутентичная субъектность человека.

Аутентичная субъектность взрослого человека выражается в феномене золотой жизнерадостной воли. То есть в способности субъекта в радости и благодарности проживать любые, в том числе и трудные, — тестовые — жизненные ситуации.

Способность взрослого человека радоваться (обретать позитивные переживания аутентичной субъектности) обстоятельствам жизни в любых ситуациях «здесь и сейчас» есть базовый фактор счастливой и успешной жизни. И, соответственно, радость для взрослого человека также как и для ребёнка продолжает иметь эволюционный смысл.

Поэтому и центральной формой ответственности взрослого субъекта становится компетентность специальной деятельности саморегуляции по обеспечению доминирования радости и положительных переживаний в структуре каждого из состояний его жизнедеятельности.
Дефицит переживаний радости и свободы в системе «персональной энергетики» не является безнаказанным для субъекта. Было бы наивно считать, что если в теперешней системе переживаний («чёрная полоса») нет радостных мотивов, то в этом нет ничего страшного – на смену придёт «белая полоса». Такой пассивный подход «ожидания у моря погоды» чреват реальной бедой. Как говорит Ричард Бендлер в своей книге «Время перемен», люди страдают от трёх главных недугов: они слишком серьёзны, при этом они во всем сомневаются, и у них нет энергии юмора. Итогом такой «жизненной философии» становится фетишизация страдания. Возведение страдания в ранг добродетели — это практические всё, что остаётся такого рода «духовным соискателям».

Рискну сделать допущение, что дефицит радости и свободы и, стало быть, аутентичной субъектности в тестовых для личности ситуациях самим человеком воспроизводится. Не скажу, что сознательно, но то, что этот дефицит поддерживается добровольно – факт. Потому что так легче и проще. Тогда не нужно учиться быть счастливым. Как утверждают некоторые исследователи. Человеку легче получать удовольствие от страдания, чем от радости. Это удивительно. Я утверждаю, что в основе такого упрощения к пониманию, оценке и организации своих переживаний в тестовых ситуаций лежит печаль и разочарование.

Именно печаль и глубинная тоска, как мне представляется, выступают естественным и вполне резонным результатом столь распространённой деятельности практически каждого, кто на поприще самопознания «методом самоизнасилования» утрачивает смысл и радость жизни. Там, где нет радости и энергии оптимизма и юмора, там царствуют серьёзнейшие скука и рутина. Не многие люди способны осознать, что они сами своими собственными мозгами вогнали себя в скуку, рутину и, стало быть, печаль. Своими стенаниями и разочарованиями. Гораздо проще согласиться с безликими врачебными терминами типа: «астенизация», «невротизация», «алкоголизм», «депрессия» «ипохондрия» и т.д.

Но ведь для того, чтобы разочароваться (в ком-то, в чём-то), и потерять к этому интерес, радость и смысл, совсем не обязательно стать в этом компетентным. Некоторые, наверное, полагают, что они становятся компетентнее и умнее от того, что разочаровываются в жизни. Вряд ли! Разочарование не является подлинным итогом познания и развития. Для разочарования достаточно всего лишь, особенно не утруждая себя «сложным психоанализом», спонтанно «сделать открытие». То есть вдруг обнаружить, что, мол, оказывается, «на самом деле всё обстоит иначе и гораздо хуже, чем могло бы быть!» Для такого открытия большого ума не надо, важно изначально подозревать, «всегда знать, что здесь что-то не так». Иначе говоря, свою печаль как итог «жизненного поиска» несчастная личность должна тщательно готовить. В этом ключе для личности важно заранее сформировать некую «априорную матрицу» печали, по которой затем во всех удобных для разочарования случаях будет разворачиваться процесс самоизнасилования! Речь, естественно, идёт об установках и убеждениях личности: во что мы верим, то мы можем, то мы и получаем, в такой реальности и оказываемся.

Печаль (а также её родственные аналоги — грусть, тоска, уныние, апатия, ностальгия, скука…) как состояние личности и субъекта жизнедеятельности является прямо противоположным состоянию золотой жизнерадостной воли. Эти состояния характеризуются взаимоисключающим набором возможностей. Так, для состояния золотой жизнерадостной воли характерно жизнелюбие, открытость, юмор, оптимизм и способность получать удовольствие от жизни, радоваться жизни как раз вопреки, а то и благодаря трудностям. Именно анализ жизнедеятельности таких людей вселяет безграничную веру в человеческое достоинство, в принципиальную ценность любви и радости. Потому что именно жизнелюбие, радость и юмор являются не просто внутренней субъективной оценкой качества жизни, но и главнейшими условиями для этого.

Основой для положительного отношения к происходящему и радости является способность человека к адекватной оценке различных обстоятельств его жизни. Прежде всего, к этим обстоятельствам относятся персональные достижения. Именно в умении ценить достигнутое заключается радость жизни. Без такого умения жизнь превращается в механический процесс. Пресловутый девиз «в жизни нужно как можно больше успеть» превращает жизнь в достигаторство, гонку с неизбежной постоянной тревогой и чередой разочарований.

Удовольствие и радость такими людьми рассматривается и как непозволительная роскошь, и как как нечто, что «эпифеноменальное», — несущественное и поэтому ненужное для процесса достижений успеха, — и поэтому вредное. Главное – это то, что будет в результате «компетентных и ответственных усилий» достигатора, а не то, что есть «здесь и сейчас». При этом «печально ответственный» субъект будущих достижений, создавая невыносимые условия для себя и своего близкого окружения в настоящем, мотивирует это стремлением быть полезным для общества. Исключая ценность удовольствия и радости от проживания настоящего, субъект неизбежно попадает в ловушку разочарований и печали со всеми вытекающими отсюда последствиями, о которых я писал выше.

Другой очень важный фактор потери радости жизни, но непосредственно связанный с первым – это отношение к трудностям жизни как к неизбежному злу. «Жизнь трудна, зато коротка» — шутят такие «оптимисты». Демонизация трудностей – процесс, не позволяющий радоваться жизни. Золотая жизнерадостная воля, как способ отношения к трудностям жизни есть свидетельство зрелости личности и реальной взрослой ответственности за свою счастливую и успешную жизнь. Трудности и неприятности жизни не есть зло, но есть формы вызова нашим ограничениям и императив – приказ – обретения новых ресурсов и возможностей. В самой трудности находится радость принятия вызова.

Эта жизненная философия принятия трудностей как форм эволюционного вызова позволяет взрослому человеку стать хозяином своего развития. Не проблемы, а тестовые ситуации, не препятствия, а творческие задачи и творчество поиска решений – вот основа той персональной философской парадигмы, которую я обозначаю как генеративная позиция личности. И именно генеративная позиция личности, направленная на расширение «узких мест» и обретения качественно нового понимания, восприятия и поведения в тестовых ситуациях жизни является фундаментальной творческой основой радости и свободы, — счастья взрослого человека. В этом смысле понятен известный тезис «век живи – век учись»: для взрослого, то есть счастливого и успешного человека такая учёба есть единственная возможность быть в радости и благодати.

Силенок Пётр
кандидат психологических наук, психотерапевт единого реестра профессиональных психотерапевтов Европы и единого Всемирного реестра, сертифицированный мастер-тренер НЛП международной категории, действительный член и преподаватель международного уровня ППЛ, член совета по психотерапии и консультированию Краснодарского края и республики Адыгея, научный руководитель краснодарского Центра психологии и бизнесконсультирования «Логос».

Recent Posts

Leave a Comment