НА ПОРОГЕ СВОЕГО ДОМА

Я не занимаюсь разгадыванием и интерпретацией снов, так как сон, как мне представляется, загадкой не является. Во всяком случае, так называемая «явь» содержит в себе «загадок бытия» отнюдь не меньше, чем сон. Сон – это «произведение искусства» нашего бессознательного. И именно в таком качестве и должен восприниматься каждым из нас. То есть важно жить знаковым содержанием сна – впечатлениями от этого «произведения» и пользоваться этими впечатлениями как способом получения доступа к актуализировавшимся возможностям.

Сон – это одно из состояний, когда мы оказываемся «на пороге собственного дома». Это то пространство, куда мы попадаем, как бы возвращаясь к чему-то важному очень значимому и дорогому. Сон – это способ обращения к некому сверхценному мета содержанию – содержанию о том, откуда мы и где находится то место, которое я называю «своим домом». Как сказали бы исследователи в области психологии сон – это причудливый путь к Самости, к Онтосу, к собственной Аутентичности, личному Эволюционному Проекту….

Занимаясь психотерапией вот уже четверть века, я могу ответственно судить о главной составляющей всех видов и разновидностей наших устремлений и мотивов. Суть сил, которые движут нами практически во всех случаях – это глубинное и, в общем – то безотчётное желание «вернуться к себе домой». Когда субъект оценивает перспективы такого возвращения как туманные и неопределённые, у него возникают различные проблемы, в том числе и со здоровьем.

Эта идея о главном желании жизни содержит в себе две пресуппозиции. Первая – о том, что где-то в Бессознательном каждого из нас есть реальное знание о «собственном доме». Это знание не является рационалистичным и не поддаётся словесному описанию. Это знание есть комплекс кинестетических и образных впечатлений и, как я полагаю, — запечатлений о состояниях подлинности своего существования в форме красоты, свободы, спокойствия, гармонии и бесконечной радости бытия и счастья жить полноценной жизнью.

Вторая пресуппозиция отражает непреложный факт катастрофического дефицита «персонального рая на Земле». Это неизбежно выражается в маяте и неприкаянности, суетливой тревожности и бесконечной спешке. Как будто можно убежать от самого себя из этого «дефицитного» состояния! Иногда возникает иллюзия, что всё-таки возможно и реально восполнить «дефицит счастья бытия дома». Субъект развивает немыслимую активность в стремлении получить социальный успех – должность и место в желаемых верхних этажах социальной иерархии. Многие завидуют субъекту социального успеха, наивно полагая, что «статус и есть сам человек»….

Редко кто, однако, на пути к социальному успеху оказывался «на пороге собственного дома», обретал ощущение вожделенного покоя, свободы и счастья. Не могу сказать, что это невозможно, думаю даже, что, по идее, социальный успех как раз и должен был бы открывать возможность личного счастья! Полагаю, что Мудрость, если она приходит как естественного следствие опыта преодоления трудностей на пути социального успеха, и есть то искомое надёжное системное условие, гарантирующее субъекту в конечном итоге обнаружение «дороги к себе домой».

Странно только, что на пути социализации и профессионализации, «социальной вертикальной мобильности» очень многие не просто не обретают свою Мудрость, но вообще теряют разум. Многие «субъекты престижных социальных должностей и ниш» становятся чрезвычайно «важными персонами», с которыми другим людям стоит обращаться посредством особого ритуала чинопочитания. И не только на работе, но уже и в неформальных ситуациях эти субъекты ожидают и реально требуют к себе «заслуженного уважения».

Реально же за этим стоит личностная слабость и беспомощность, чувство одиночества. Окружая себя соответствующими – «ритуальными» — людьми, такие субъекты тешат себя фундаментальной экзистенциальной иллюзией относительно собственного могущества и значимости. На деле же пропасть между глубинными аутентичными интенциями и ригидными формами Я-образа и самоощущения становится просто катастрофической. Катастрофа состоит в подмене естественного смысла жизни и образа жизни на искусственный, который жёстко обусловлен социально значимой ролью и ожиданиями социального окружения. Будучи в процессе самоосуществления социальных ролей в престижной социальной нише, субъект просто не в состоянии не то что искать «дорогу домой», но даже хоть как то обратить внимание и прислушаться к «зову собственной глубиной природы».

От того, что субъект оказался в тотальной психологической зависимости от своего «сверкающего социального образа» — образа своих социальных достижений и успехов, потребность его в путешествии «к себе домой» не уменьшается, а совсем наоборот – приобретает особую значимость и остроту. Полагаю, что реальный смысл суеты, спешки, «деловой заряженности» и т.п. активности, адекватной режиму самоосуществления своего «социального Я», состоит именно в том, чтобы заглушить этот зов естественного – «аутентичного Я».

Содержание мышления, установки, оценки, внутренний диалог субъекта социального самоосуществления призван маскировать «зов его глубинной природы прийти к себе домой». Маскировка эта в силу социального характера нашей психики оказывается весьма успешной. И эта закономерность: «чем мы успешнее в социальном плане», тем успешнее заглушается этот зов аутентичности» тоже оказывается верной. Однако, как я отмечал выше, только в том случае, когда социальная активность не сопровождается приобретением Мудрости. При каких условиях развитие социальной активности приводит к состоянию Мудрости – это отдельный исследовательский проект, который, как мне представляется, призван открыть закономерности генеративного расширения «рыцаря социального образа».

Тем не менее, за пределами постоянной социальной жизни, за пределами внутреннего социального содержания нашего диалога с самим собой, — за пределами маскировок нашей аутентичности, тоже идёт жизнь. Эта жизнь нашего целостного Я выражает требования нашей глубинной аутентичной природы. Это происходит во всех тех случаях, когда мы поглощены мечтами и воодушевлены творческим разрешением каких-то противоречий, абсолютно во всех случаях, когда нам открываются красочные перспективы наших желаемых проектов и состояний, когда мы радуемся простым и красивым формам, когда мы неспешны и несуетливы в трансовых состояниях красоты, любви и гармонии.

Во всех этих весьма многочисленных случаях ты как бы оказываешься на пороге собственного дома, где никуда не нужно спешить и ничьему мнению не нужно соответствовать, где всё просто и хорошо. Потому, что ты просто есть и от этого хорошо любить, творить и радоваться жизни. И возникает странное ощущение благодати: стоит сделать один лишь только шаг, и ты действительно окажешься дома….

Recent Posts

Leave a Comment