Интервью

— Петр Федорович, вы занимаетесь психотерапией и психологическим консультированием более 20 лет. Что изменилось в психотерапии за это время? Какой была психотерапия тогда, в конце 80 — начале 90х годов?

П.Ф.: В конце 80х — начале 90х психотерапия была скорее ориентирована на использование внушения, — это суггестивная психотерапия: гипноз, аутогенная тренировка… Очень мало было рациональных методов в России и практически не было дифференциации психотерапии на психотерапию больных и психотерапию здоровых людей. Доминировал клинический аспект, который так же распространялся и на не клинический, и люди которые работали в психиатрической клинике, они же каким то образом стремились оказывать консультационные или психо-коррекционные услуги для людей здоровых. Это получалось довольно-таки топорно, грубо. И до сих пор, по большому счету, большинство людей сравнивает психотерапевтов и психологов с психиатрами. Есть регионы, где это уже прошло, например, Москва, центральные регионы, но у нас если человек обращается за помощью к психологу, то это в большей степени может означать, что к нему будут применяться какие-то диагностические или даже клинические методы. Поэтому многие люди до сих пор, в частности у нас в Краснодаре не желают обращаться к психологам, психотерапевтам, к психологам консультантам.

— Получается, что люди не и идут к психологам и психотерапевтам, а идут к бабкам гадалкам именно из соображений, что им могут поставить диагноз, или начнут на них воздействовать какими-то директивными методами, я правильно понимаю?

— Ну, в общем-то, да. Во-первых, гадалок и бабок, как вы выражаетесь, значительно больше в мире, чем психологов и психотерапевтов вместе взятых. Существуют такие цифры как 800 тысяч народных целителей в России. Психолог, народный целитель и психотерапевт организуют контекст, в котором оказывается возможным понимание, осознание ситуации связанной с проблемой. Другое дело, что средства различны при этом могут быть. И создается впечатление, что, народный целитель или психолог обладает магическими способностями. А на самом деле магическими способностями обладает сам клиент! Он сам способен трансформировать негативный опыт в позитивный, руководствуясь ритуалами, которые ему предлагает народный целитель.

— Получается, что народный целитель, психолог или психотерапевт предлагают ритуал, а фактически все делает сам клиент?

— Фактически делает сам клиент.

— Тогда это вопрос мотивации. Если у человека есть мотивация, то ему можно помочь, а если нет мотивации, то и помочь нельзя. Так получается?

— Вопрос мотивации, вопрос готовности, вопрос необходимости, и, как мы говорим, субъектности — это главные вопросы психотерапии, они были актуальными во все времена. Необходимо создать условия для изменений, и эти условия создаются либо средствами каких-то оккультных или религиозных вещей, либо средствами образов, вполне конкретных и понятных, и в результате создается некая модель – модель решения, модель желаемого состояния. Человек входит в эту модель, обретая в ней все необходимые качества, свойственные решению проблемы, и эта модель вживляется в жизнь. Это универсальная форма работы любого специалиста по психологической помощи, причем, даже клинического психолога или психотерапевта. То есть, если ему удается средствами своего метода создать соответствующую модель желаемого состояния, клиент или пациент, каким бы он не оказался пассивным, следует этой модели, и сам делает все необходимое, чтобы выздороветь. Потому что клиент сам входит в это состояние, его переживает, проживает и вживляет в реальную жизнь. Задача психолога м психотерапевта – просто помочь человеку, включить некоторые возможности, думать соответственно тем категориям, которые мы называем «результат».

— Пётр Фёдорович, 26-28 ноября мы проводим Съезд психологов и психотерапевтов ЮФО РФ. Съезд открывает научно-практическая конференция «Современное состояние и тенденции развития психотерапии и психологического консультирования на юге РФ». Как вы считаете, какова сейчас психотерапия, какой она стала, и в каком направлении будет развиваться?

— Сейчас психотерапия стала очень многообразной и психотерапия не только клиническая дисциплина, психотерапия стремится выйти за пределы клинической и психологической дисциплины, за рамки психоанализа, за рамки гештальт-терапии и стать совершенно самостоятельным направлением. В.В.Макаров, председатель общероссийского совета по психотерапии, говорит о том что в настоящее время по некоторым данным насчитывается около двух тысяч методов работы, в то время как в начале восьмидесятых годов их было всего несколько, и они преимущественно носили суггестивный характер. В комитете по модальностям профессиональной психотерапевтической лиги зарегистрировано около сорока методов – модальностей психотерапии, каждая из которых является самостоятельной и независимой от других специальностью или же направлением работы с людьми.

-А на юге России такое же многообразие проявляется?

— Если мы говорим о России в целом, такое многообразие проявляется, прежде всего, в Москве, Питере – в тех регионах, которые традиционно являются более восприимчивыми к изменениям и нововведениям. Юг России является более консервативным, особенно, если это касается станиц, небольших городов. В самом Краснодаре ситуация более благополучная в этом смысле, направлений достаточно много. Краснодар является одним из передовых центров России среди городов с развитой психотерапией. Здесь очень развито направление нейро-лингвистической психотерапии, генеративной психотерапии, психоанализ и классический и юнгианский, гештальт-терапия, системные расстановки по Берту Хеленгеру, эриксоновский гипноз, арт-терапия, телесная психотерапия…. Краснодар в этом смысле значительно отличается от других кубанских городов.

— Очень важный вопрос – тенденции развития, то есть, как Вы думаете, куда будет двигаться наша психотерапия?

— На мой взгляд, психотерапия будет становиться все более самостоятельным и независимым от академических форм и медицины, и психологии направлением. Это будет отдельная профессия, как это существует в Германии и других западных странах. Психотерапия будет носить более интегративный характер, где будет использоваться множество методов. И разные формы психотерапии будут объединяться какими-то интегративными идеями, в частности, идеей генеративности. То есть, все те методы, которые будут использоваться для психологической помощи, психологической коррекции и психотерапевтической помощи здоровым людям, будут естественным образом включать фактор генеративного расширения сознания. Психотерапевт, который будет носить статус системно — генеративного психотерапевта, будет считать основной задачей побуждение человека к самостоятельному образу мышления – генеративному мышлению с тем, чтобы он был способен видеть решение при помощи психотерапевта. Сама психологическая проблема будет трансформироваться в психологическую творческую задачу, как это имеет место быть в генеративной психотерапии. То есть, на мой взгляд, через некоторое время мы перестанем говорить о психологической проблеме, мы перестанем говорить о симптоматике. Мы будем говорить о тестовых моментах, о моментах вызова для человека, если это касается психотерапии взрослых людей. Через какое-то время изменится и язык психотерапии. Он перестанет быть собственно терапевтическим. Он станет более развивающим, эволюционным языком. Это произойдет очень быстро: примерно, в течение 10-15 лет. Люди перестанут говорить на языке нозологических форм, как это принято сейчас для психотерапии здоровых людей. Люди станут говорить на языке эволюции, расширения карты, на языке ресурсов. На мой взгляд, все меньшее место будет занимать глубинная психология и глубинная психотерапия, связанная с психоанализом, с экзистенциальными формами потому, что то, что предлагают сейчас специалисты этих направлений, — по-настоящему интересные вещи, которые естественным образом войдут в генеративную психотерапию. Она будет более адекватно использовать тот потенциал, которым они располагают потому, что современный психоанализ и современное экзистенциальное направление и их представители работают с проблемами вчерашнего дня. Если у человека есть проблема, с которой работают эти специалисты, это означает, что у человека закончилось будущее еще вчера. Очень важно, чтобы человек жил сегодня, в настоящем мире, а не своими проблемами, которые не завершились 10-15 лет назад, а ему сейчас 50 лет. И из-за этого он застрял в прошлом. То есть эти ситуации можно очень быстро решить и начать видеть те вызовы, которые предлагает ему сегодняшний день, а не жить теми вызовами, которые идут к нему из прошлого. Поэтому, глубинные формы психотерапии, которые занимают годы работы, просто-напросто отомрут из-за своей тяжеловесности и консервативности. А все хорошее, что они наработали, войдет в формы, которые отвечают требованиям сегодняшнего дня.

Recent Posts

Leave a Comment