ЭМОЦИИ И МЫСЛИ

(продолжение)

Тезис, который я хочу выдвинуть для понимания процесса управления эмоциями, звучит следующим образом: «Если хочешь контролировать свои чувства – управляй своими мыслями!».То есть, первичными для взрослого человека являются не эмоции, не чувства, а именно мысли. Мысли – интерпретации, идеи, убеждения и оценки, ментальные установки — личный менталитет человека — является первичным и главным условием как для возникновения эмоций, так и для понимания того, что с этими эмоциями следует делать.

Наши мысли – то есть то, что занимает наш разум, и к чему в основном приковано наше внимание, определяет то, как мы себя чувствуем. Потому что мы переживаем то, что для нас важно. Другое дело, как мы знаем о том, что для нас важно и что именно то, что мы переживаем, и есть то, что важно, — это есть «дело рук» нашего разума.

Установлено, что для того, чтобы возникла эмоции, оказывается, нет никакой принципиальной разницы в том, что действительно для нас важно, и что мы считаем важным, каково реальное положение дел и что мы думаем по поводу имеющегося положения дел. Эмоция – это и есть отношение к тому, что мы считаем («думаем»). То есть и в этом случае «в начале было слово». Многие знают на собственном опыте как, образно говоря, на «пустом месте» можно «накрутить себя», «сделать из мухи слона». Для негативных эмоций как раз совсем не обязательна объективная оценка реальности!

Тогда что же необходимо, совершенно обязательно для возникновения негативных эмоциональных состояний? Ответ на этот фактически риторический вопрос напрашивается само собой: для негативных эмоций нужна не просто оценка ситуации, но её негативная оценка! Именно негативная оценка и вызывает негативные эмоции.

Любая оценка является результатом сравнения – то есть результатом особенного мыслительного процесса оценивания. Суть оценивания состоит в определении соответствия некоторой ситуации имеющимся у индивида критериям его благополучия и безопасности. Если ситуация является неудовлетворительной (то есть не соответствует этим критериям), то это выражается в соответствующих негативных оценках – мыслях с негативным содержанием. И тогда – в зависимости от характера этого негативного содержания – появляется негативная эмоция. Знак эмоции, её «негативность» говорит о «несогласии» индивида с происходящим. Сила негативной эмоции свидетельствует о «степени несогласия» — о значимости ситуации и соответствует содержащемуся в негативных мыслях-оценках возможному ущербу для человека (физическому, материальному, психологическому или моральному).

Как показывает практика работы с клиентами по коррекции их эмоциональных состояний, как только у них меняется оценка того, что с ними происходит, то мгновенно улучшается и их эмоциональное и физическое самочувствие! Теперь мы понимаем, что негативная оценка ситуации, на которой основывается любая негативная эмоция, может измениться только в случае, если изменится её мыслительное содержание. То есть должно произойти переосмысление ситуации.Именно в этом-то как раз и заключается суть работы психолога и психотерапевта с психологическими проблемами клиентов: изменить их отношение к происходящему с негатива на позитив. Если у человека появляется более полное понимание ситуации и возникает, тем самым, позитивное видение и чувство перспективы, — то это содержание уже никак не может вызывать у него негативные переживания.

Итак, чтобы изменить негативную эмоцию, нужно изменить оценки и мысли по поводу происходящего. Поэтому стоит разобраться, что же можно сделать, чтобы изменить негативные оценки и мысли. В чём, собственно, суть вопроса? Что значит, изменить оценку или лежащую в её основе идею (типа: «сейчас пасмурно, и это плохо»)? Изменить отношение на основе изменения оценки или идеи оказывается возможным лишь на основе какого-то другого видения ситуации и понимания этой ситуации совсем иначе, более полно и более системно. Надо сказать, что не может быть негативного понимания. Негативным может быть только отношение, а понимание – неполным и, стало быть, некачественным. Некачественное, то есть неполное понимание ситуации и приводит к негативному к ней отношению со всеми вытекающими последствиями.

Получается, что для того, чтобы изменить негативную эмоцию, нужно что-то понять в происходящем. А что же тогда будет критерием полноты и достаточности нового её понимания? Естественно, исчезновение негативной эмоции. То есть, пока есть негативная эмоция, можно с уверенностью утверждать, что человек недостаточно хорошо понимает ситуацию («не отражает того, что с ним происходит»). В этом прослеживается строгая закономерность: некоторая трудность, с которой сталкивается человек и с которой он не знает, как справиться, вызывает у него негативные эмоции. Эти негативные эмоции фиксируют его несостоятельность (неумение понять ситуацию, сориентироваться в ней и адекватно действовать). Так возникает любая психологическая проблема.

Возьмем, к примеру, ту же обиду. Любой из нас будет обижаться до тех пор, пока нам не станут понятны основания (намерения, мотивы) для такого поведения нашего «оппонента». Как только становятся понятными реальные основания «обидного поведения» оппонента, обида мгновенно исчезает, потому что тогда «не на что обижаться»! Ибо появляется другое видение, понимание, — другой смысл ситуации. Если в случае обиды мы усматривали в поведении нашего «оппонента» некую «злонамеренность», то сейчас оказывается очевидным его психологическая и личностная инфантильность (слабость, невоспитанность, эгоистичность и пр.). Оказывается, что мы сами приписали эту «зловредность» другому человеку, И тогда практически во всех случаях выходит, что мы обижаемся сами на себя!

Новое видение и понимание является следствием особого процесса – мышления о мышлении, то есть мета мышления. Мета мышление – о том, как мы мыслим, когда создаём себе проблемы, и что следует делать, чтобы мыслить о важном для нас полно и точно. То есть качественно, — чтобы не «застревать» в негативе, не переживать негатив, а думать и решать возникающие трудности творчески. Об этом – в следующем номера нашей газеты.

Recent Posts

Leave a Comment