ДУХОВНОСЬ АУТЕНТИЧНЫХ ФОРМ ОПЫТА

Время от времени тема духовности становится достоянием психологических, философских, эзотерических, оккультных и прочих изысканий. В последнее время духовность в качестве исследовательского предмета стала использоваться в психотерапии. Вернее, эта тема остро актуализировалась в психотерапии нового, не медицинского типа. Это и понятно, ведь категории души и духа не вписываются в парадигму телесности, не подчиняются напрямую законам функционирования органов тела и поэтому душевные недуги и духовные аспекты проблемного опыта человека ну уж никак не могут быть выведены и объяснены собственно средствами медицины.

Тем не менее, несмотря на многообразие философских, религиозных, оккультных и прочих попыток дать более или менее удовлетворительную картину духовности человека, исследователи сталкиваются со сложностями, которые объясняются ограничениями их собственных систем описания. Этот парадокс был открыт в науке ещё в прошлом веке: в зависимости от точки зрения квант света определяется то как частица материи, то как волна – свойство энергии…. То есть и в описании духовности исследователь — как и в квантовой физике — воспроизводит ограничения собственных исследовательских установок.

Что ищет исследователь в теме духовности? То, что подразумевает найти, и ищет. В психотерапии духовность рассматривается как реальное явление опыта личности, характеризующееся нуминозными (необычными, — чудесными, волшебными) и поэтому целебными свойствами. Это прикладной аспект духовности человека – его целительность. Предполагается мощная корреляция между психическим здоровьем личности и его духовностью. Человек с выраженным духовным потенциалом обладает способностью облагораживать и гармонизировать своё окружение. И очень часто такие люди являются отображением архетипа Учителя и Мудрости, воплощают в своих действиях и контактах с людьми Учение истинности. Среди таких людей – основатели и яркие представители мировых религий, герои легенд и сказок любого народа. И чаще всего это люди пожилого возраста, старики, аксакалы. И на них с трепетом и благоговением возлагается обществом функция хранения и воспроизводства традиций, универсальных человеческих знаний и Законов Абсолюта.

Сам феномен духовности весьма сложен для понимания, как в силу обозначенного исследовательского парадокса, так и по причине максимальной неопределённости и крайней обобщённости своей природы. Уровень обобщения этого явления сопоставим с такими категориями как Истина, Смысл, Божественная Воля, Красота, Гармония, Достоинство и Благородство…. Мне представляется, что для человека именно категория духовности, его опыт нуминозных переживаний и соответствующих обобщений непосредственно отражает «истинность или лживость» его позиции по существенным жизненно важным вопросам.

Неадекватность, «лживость» человека по отношению к этим вопросам есть катастрофическая несформированность этой позиции. В этом как раз и состоит инфантильность, недальновидность и непонимание важности реальной и полноценной ориентировки в мире основных ценностей жизни и это есть задержка в личной эволюции. Я рассматриваю такую задержку как остановку в личной духовной эволюции и как личную трагедию человека. Человек, не опирающийся на духовный потенциал в принятии важных решений, неспособен быть счастливым и полноценным для себя и для других людей. Без духовных критериев в мировоззрении, убеждениях человек остаётся банальным потребителем благ, инфантильным и беспомощным в мире взрослой жизни.

Такая «духовная инфантильность» характеризует и определённую убогую карту мира человека. В этой карте существуют убеждения о справедливости и несправедливости, о преимуществе своей персональной правоты и правды над мнением других, представления о собственных выгодах и о средствах её отстаивания («главное в жизни – урвать кусок пожирнее»)…. В инфантильно духовной карте мира есть суровая необходимость жёстких средств воспитания, отношения с партнёрами, с близкими людьми. В такой карте мира заложено изначальное подозрение к миру людей и глубинное недоверие к самому себе в качестве существа, имеющего Божественную природу.

Такая жизненная ситуация, чреватая хроническим стрессом неуверенности и недоверия, проявляется в обязательности болезней, самосаботажем и непозволением себе любви и наслаждения обстоятельствами. Несчастная событийная история гарантирована, и, перефразируя слова Н. Островского, такой человек будет в итоге мучительно больно переживать за бесцельно прожитые годы….

Рамка психотерапии, как дисциплины, ориентированной на практику оказания психологической помощи, требует конкретизировать понимание природы духовности как универсального и безусловно ценного потенциала личности и как ресурса целительности. Я определяю конкретные формы воплощения духовности в реальных жизненных ситуациях как аутентичные формы. Аутентичность в действиях, в мышлении, в восприятии есть непосредственное проявление духовного потенциала человека.

Аутентичность есть подлинность и соответствие в восприятии, мышлении и поведении истинной природе человека. Истинная природа человека проявляется не в размышлениях и не в рациональном анализе, а в ощущениях этого соответствия. Эти ощущения по поводу подлинности осуществляемых действий называются сигналами конгруэнтности. Опираясь на эти сигналы как на свидетельства аутентичности наших действий, люди способны принимать верные решения.

Мне представляется, что именно аутентичные формы – действия в соответствии с сигналами конгруэнтности, как раз и создают на практике взаимодействия человека с другими людьми и разными другими, в том числе и проблемными обстоятельствами собственной жизни прецедент перманентной опоры на свой духовный потенциал. Эти сигналы конгруэнтности постоянно сопровождают наши решения. И это касается не только простого предметного выбора (что купить, что есть или пить), но практически любых решений (как именно и о чём-то говорить, стоит ли что-то обещать, предлагать…) и даже крупных организационно-стратегических решений (про выбор партнёра, проекта, спутника жизни).

Для опоры на сигналы конгруэнтности важно отражать имеющую каждый раз в преддверии решений как именно стоит поступать персональную эпистемологическую ситуацию выбора. Эпистемологическая ситуация выбора — есть система информации, дающая полное представление о смысле и важных деталях происходящего. Предлагая категорию эпистемологической ситуации, я тем самым утверждаю, что у каждого человека в каждый ответственный для него момент есть правильный, то есть аутентичный выбор. То есть любой человек, если он в состоянии выйти на эпистемологическую ситуацию жизненно важного момента приятия решения, способен опираться и актуализировать свой духовный потенциал.

Для выхода на актуальную эпистемологическую ситуацию важно развивать в себе способность к генеративному мышлению. Используя приёмы и паттерны генеративного мышления, мы обнаруживаем качественную систему информации в сложных для нас тестовых ситуациях. Эта информация о действиях в направлении наших подлинных интересов. Такая информация – результат расшифровок, ибо изначально она зашифрована в тестовых моментах – трудностях и негативных эмоциях, негативных самоопределениях и спонтанных стремлениях к избеганию неприятного. Генеративное мышление, мета моделирование, рефреминг, определение глубинных намерений и вторичных выгод, целевая проактивность и многие другие когнитивные формы отражают аутентичные установки генеративной позиции личности. Именно такого рода когнитивные паттерны, тестирующие сложные моменты жизни на предмет личностной состоятельности и перспективных эволюционных возможностей дают реальный шанс личности открыть и развернуть свой духовный потенциал.

Recent Posts

Leave a Comment