АУТЕНТИЧНОСТЬ И АРХЕТИПИЧНОСТЬ

Практический подход к теме аутентичности требует обратить исследовательское внимание на архетипические составляющие опыта человека. Особенно интересным мне представляется связь аутентичности и архетипа Тени человека. Роджерианский и юнгианский подходы к пониманию природы психики человека в известной мере противоположны именно темами тех факторов и сил, которые опосредуют эту природу. Эти факторы, определяющие эволюцию душевной и духовной жизни человека, есть системы детерминант жизни каждого из нас. Эти системы детерминант – системы более широкого порядка, чем система персональной жизни.

У Юнга это известные и достаточно полно им же самим и его последователями описанные архетипы. Архетип есть некая над индивидная сила, — образно-инстинктивная «воля» нашего коллективного бессознательного. Эта «воля» диктуется нам – если можно так выразиться – потребностями нашей коллективной природы, фактом принадлежности каждого из нас к феноменологии коллективной истории… В своей личной жизни никто не в состоянии безобидно и даже безболезненно идти против собственной «коллективной воли». Архетипы предопределяют тенденции персонального развития в рамках нашего коллективного статуса.

У Карла Роджерса, Абрахама Маслоу и других представителей гуманистической философии и психологии мы обнаруживаем несколько иные, как мне представляется, детерминанты персональной эволюции. Истоки такого мета влияния на личную жизнь следует искать в Предназначении и Миссии. Именно в этих мета смыслах и состоит основное содержание глубинной мотивации человека: «воля» предназначенности и миссия заключаются в эволюционной необходимости к самоосуществлению, самоактуализации и самовоплощению. Человек должен в ходе своей жизни реализовать заложенный в нём изначально потенциал развития.

И в первом, и во втором подходе мы обнаруживаем «предопределяющую силу», — «волю», находящуюся за пределами индивидуума, имеющую статус изначальности и неодолимости. И в первом, и во втором подходах познание и следование законам этой воли есть путь познания себя, путь Мудрости, путь Силы и Золотой жизнерадостной Воли. Только вот в связи с этим отчётливо прослеживаются две линии познания: линия глубинного познания (законов соподчинения и соорганизации с волей архетипов) илиния познания мета смыслов персональной жизни. И в первом, и во втором случае – это собственная «над индивидная воля», которая зачастую самим человек отчуждается и не осознаётся как своя. В этом заключается парадокс: своя, собственная, но мне не принадлежащая: мой Путь, моё Предназначение, мой Дом, мой Бог….

Будучи «подневольным», каждый из нас буквально должен выполнять волю обеих эволюционных мета систем. При этом современная философская и психологическая наука пока ещё не в состоянии предложить чёткие рекомендации как именно воспринимать, понимать и следовать этой воле. Мы с удивлением обнаруживаем дефицит описания закономерностей и механизмов влияния этих мета систем на персональную жизнь и личную эволюцию человека. В этом отношении наука ещё остаётся на стадии осмысления феноменологии этого влияния и фактически её состояние сравнимо с её уровнем середины прошлого века.

Мне представляется возможным рассмотрение закономерностей влияния мета систем персональной эволюции человека через категорию аутентичности. Аутентичность как свидетельство благополучия жизни и развития есть показатель принятия личностью воли мета систем в качестве принципиально важных жизненных ориентиров. Фактически это означает понимание и использование личностью закономерностей влияния «воли линии архетипов» и «воли линии мета смыслов».

Использование «воли линии архетипов» означает принятие как естественного эволюционного блага требований архетипа и установление конгруэнтных с ним отношений. По сути это выражается в присвоении энергии архетипа. Пользоваться волей архетипа – это мета искусство, — всё равно, что пользоваться энергией электричества, атома, двигателя….Архетипическое бессознательное проявляет себя в форме знаков. Если не связывать себя по рукам и ногам попытками символической интерпретации архетипических образов (как это принято в психоанализе), то категория знака позволяет получить надёжный инструмент управления глубинными бессознательными интенциями.

Практически все так называемые знаки бессознательного имеют архетипическую природу. Как я писал ранее, знак в виде нуминозного образа действительности или необычайного сна, никак не выводим из логики текущих событий, он есть мощный императив – то есть, та самая «воля архетипа». Знак бессознательного требует немедленно обратить внимание на нечто существенно более важное, чем текущая суета происходящего. Игнорирование требований архетипа, проявленных в знаковом содержании чревато катастрофическими последствиями. Эмпирически нам удалось установить тот факт, что перед каким-то серьёзным катастрофическим событием (потеря денег, аварии, и т.п.), а также заболеванием человек получал знаки бессознательного, которые он «успешно» проигнорировал за суетой и спешкой «неотложных» дел….

Аутентичность человеческой природы проявляется в чувствительности к знакам собственного бессознательного. Субъект в данном случае уподобляется охотнику, выслеживающему добычу. Эта аналогия представляется мне весьма удачной по отношению к исследовательской позиции, которую следует занять личности в контакте с проявлениями воли архетипов. Люди же, сталкиваясь с пугающим нуминозными знаковым содержанием, стремятся уйти от предлагаемого в такой форме архетипического контакта. И теряют аутентичность.

Аутентичность человека есть естественность его проявлений в тестовых ситуациях. Эта естественность возможна только при полноте понимания и ориентировки в происходящем. Знак бессознательного, через который проявляет себя архетип, на самом деле стремится обеспечить субъекта некоей важной информацией о необходимости внесения в свою жизнь определённых коррективов. Если говорить о знаках архетипа Тени (по К. Юнгу), то эти знаки как раз и будут характеризоваться негативным содержаниям наших восприятий, эмоций или снов. Человек в проявлениях архетипа Тени характеризуется фрагментарностью и фиксированностью, апеллированию в своих ориентировках и действиях к инфантильным формам восприятия и поведения. Происходит потеря аутентичности и естественности жизни. Так проявляет себя архетип Тени, но в этом проявлении скрыта по настоящему добрая воля архетипа.

Никому не в радость проявление архетипа Тени. Это проявление мерзкого и страшного содержания может быть настойчивым. К примеру, происходят одни и те же неприятности, снятся повторяющиеся и, как правило, с уродливым содержанием сны. Это прямое указание на знаковость такого содержания и неотложность принятия во внимания воли архетипа. Но даже в случае однократного, но сильного – потрясающего – негативного отклика бессознательное стремится сообщить нам что-то поистине важное, значимое для нашего благополучия и целостности. Следуя пути, указываемому знаком, мы оказываемся способными открыть для себя то необходимое качество, на чрезвычайно актуальный дефицит которого указывал этот знак. И тем самым соблюсти волю архетипа и восстановить свою аутентичность и целостность.

Мы предлагаем простую и надёжную методику работы с волей архетипов (не только Тени), основанную на генеративном принципе. Оставляя в сторону интерпретацию, столь излюбленную многими исследователями и практиками, мы пользуемся информационным потенциалом архетипического содержания знака с тем, чтобы выполнить волю архетипа — восстановить на новом уровне аутентичность и целостность индивидуальности человека.

Recent Posts

Leave a Comment